понедельник, 22 марта 2010 г.

Интересные факты



* Сцены в помещениях здания РСХА снимались в Бутырской тюрьме.[22]
* В фильме активно используются кадры из немецкого художественного фильма 1959 года «Die Brücke» («Мост»). Вплоть до того, что на якобы документальных кадрах мелькают главные герои немецкого фильма.
* В качестве главного консультанта фильма в титрах оригинальной черно-белой версии указан генерал-полковник С. К. Мишин. На самом деле под этим псевдонимом скрывался первый заместитель председателя КГБ СССР, генерал-полковник Семён Кузьмич Цвигун (в цветной версии уже указан именно он). Впоследствии как соавтор сценария фильма «Фронт без флангов» (также с участием Вячеслава Тихонова) Цвигун выступил под псевдонимом Семён Днепров[источник не указан 82 дня]. Упомянутая в титрах фамилия другого консультанта — «Колх» — тоже не настоящая, а псевдоним.
* Леонид Куравлёв и Леонид Броневой первоначально пробовались на роль Гитлера.[источник не указан 82 дня]
* У режиссёрской группы не было фотографий реального Генриха Мюллера. В результате образ шефа Гестапо, созданный в фильме Леонидом Броневым, весьма далёк от оригинала. В частности, в фильме Мюллер выглядит существенно старше Штирлица (а его реплики: «Я старше вас и по возрасту, и по званию» и «Сколько вам будет в 1965-м? Под семьдесят? …А мне под восемьдесят» подтверждает впечатление о заметной разнице в возрасте). В действительности же, как актёры Тихонов и Броневой, так и их герои Штирлиц и Мюллер — ровесники (первые — 1928-го года рождения, вторые — 1900-го).
* Олег Табаков оказался так похож на реального Вальтера Шелленберга, что, по воспоминаниям Ю. Визбора, после выхода фильма на экраны Табакову пришло письмо из Германии от племянницы Шелленберга, в котором актёра благодарили и говорили, что неоднократно пересматривали фильм, чтобы ещё раз взглянуть на «дядю Вальтера»[источник не указан 82 дня][23]
* У Вячеслава Тихонова на кисти левой руки есть татуировка «Слава», сделанная ещё в молодости. Естественно, что у Штирлица такой быть не может. Поэтому, всякий раз когда требовалось показать крупным планом руки Штирлица (например, раскладывание на столе листков с шаржами на Бормана, Геббельса, Гиммлера и Геринга или выкладывание на столе забавных зверюшек из спичек), это были руки дублёра — ассистента художника Феликса Ростоцкого. Также Ростоцкий «писал за Плейшнера» все телеграммы, так как у Евстигнеева был крайне неразборчивый почерк.[источник не указан 82 дня]
* Композитор Микаэл Таривердиев и поэт Роберт Рождественский написали для фильма цикл из 12 песен — по одной на каждую серию. Но в фильм в итоге вошли только две из них — героическая «Мгновения» и лирическая «Песня о далёкой Родине». Однако подобрать подходящего певца для них оказалось сложно. Сначала попробовали Валерия Ободзинского, потом — Вадима Мулермана; Муслиму Магомаеву перед пятым дублем пришла телеграмма, в которой он должен был лететь в Италию. Лиознова пообещала, что вставит песни с его исполнением в кадр, но — забраковала. Иосифа Кобзона попросили спеть так, чтобы его не узнали. Кобзон сначала обиделся на Лиознову, но потом спел.[источник не указан 82 дня]
* Председатель КГБ СССР Ю. В. Андропов, без одобрения которого фильм не мог выйти на экран, просматривал его по ночам — другого времени у него не было. По рекомендации Андропова в фильм внесли только одно изменение: добавили упоминание о германском рабочем движении и Эрнсте Тельмане.
* В дублированном на немецкий язык варианте фильма Штирлица озвучивал актёр из ГДР Отто Мелиес — исполнитель роли Гельмута. Самого Гельмута дублировал другой немецкий актёр.
* Сюжет советского фильма «Секретная миссия» (1950, режиссёр М. Ромм) построен на тех же событиях — разоблачение советской разведкой сепаратных переговоров Гиммлера с англичанами и американцами. Советским резидентом в этом фильме была женщина, в финале она погибает. Фамилия сценариста фильма «Секретная миссия» — Исаев.
* Эпизод с переговорами Вольфа и Даллеса запечатлён также в киноэпопее «Освобождение». Однако здесь обергруппенфюрер отправляется в Берн по приказу Гитлера.
* Мюллер — первая кинороль Леонида Броневого, которая принесла ему всесоюзную известность. Таким образом, он стал популярным артистом только в 45 лет.
* В романе Юлиана Семёнова Штирлиц ездит на автомобиле марки «Хорьх» (Horch). На пробах фильма Тихонов действительно снимался на роскошном «Хорьх-853» 1935 года, принадлежавшем известному московскому коллекционеру Александру Алексеевичу Ломакову. Машину утвердили. Но начало самих съёмок затянулось на несколько месяцев. И хозяин машины подписал договор с другой киногруппой на съёмки этого же автомобиля в известном советском боевике «Бархатный сезон» в г. Сухуми. Так Штирлиц стал в фильме ездить на значительно более дешёвом «Мерседес-Бенц-230» 1938 года.
* Эпизод, в котором к Штирлицу, пришедшему в ресторан на встречу со связным, приставала пьяная дама с лисой, снимался в московском кафе «Лира», расположенном в дальнем конце Новопушкинского сквера, в конце Большой Бронной (сейчас в этом помещении размещается первый в СССР и крупнейший в Европе ресторан сети Макдоналдс).
* Некоторые персонажи фильма и книги (Исаев, Холтофф, Айсман, Рунге) перекочевали в другой фильм об Исаеве-Штирлице — «Жизнь и смерть Фердинанда Люса» (по роману Юлиана Семёнова «Бомба для председателя»), снятый А. Бобровским в 1976 году. При этом роль физика Рунге в обеих экранизациях исполнил один и тот же актёр — Григорий Лямпе. Евгений Кузнецов, исполняющий роль группенфюрера СС Крюгера, играл ту же роль в фильме «Майор Вихрь».
* Сцены в трактире «Грубый Готлиб» снимались в известном берлинском ресторане «Zur letzten Instanz» (Последняя инстанция). Это заведение, под своим подлинным именем, упоминается в «Майоре Вихре».
* После того как фильм был впервые показан на советском телевидении, режиссёр Татьяна Лиознова получила от зрителей 12 мешков писем и прочитала все письма до единого [24].
* Николай Гриценко, игравший роль беседующего со Штирлицем генерала в вагоне, на момент съёмок имел проблемы с памятью, и не мог полностью запомнить текст своей роли. Сцена диалога в вагоне была снята как поочерёдная съёмка крупных планов Штирлица и генерала. Когда Гриценко снимали крупным планом, он произносил текст, читая его с размещённых позади съёмочной камеры транспарантов — «шпаргалок». Поэтому в эпизоде Штирлиц и генерал редко запечатлены в кадре одновременно, и в эти моменты генерал почти ничего не произносит.

Комментариев нет:

Отправить комментарий